Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Станица Благовещенская - мои письма о море

Да, Море здесь, совсем рядом. И это не сон. Наступит завтрашний день и я пойду и прикоснусь к нему, к Морю. Я пишу эти строки и слезы наворачиваются на глаза. Почему слово «море» так завораживающе действует на меня? Что это? Зов предков? Я не знаю, но это явно нечто большее, чем приятные телесные ощущения от лежания на пляже и купания в теплой воде.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Станица Благовещенская - мои письма о море

Я смотрю на искрящуюся, трепещущую сетку солнечных бликов на песчаном дне. Дно желтое, с черными, рыжими, белыми вкраплениями осколков ракушек. Вода прозрачная, дымчато-зеленоватая, очень приятного для глаз оттенка.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Станица Благовещенская - мои письма о море

И вот я сижу на берегу, около воды, на большой коряге, выброшенной морем. 11 октября, около полудня. Небо в легкой дымке. То там, то здесь, ближе к горизонту разбросаны прозрачные облачка. Солнце в зените, висит прямо передо мной сверкающим раскаленным диском. Солнечная дорожка великолепна в своем сверкании.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Станица Благовещенская - письма о море

Провода на столбах вносят в общий хор равномерное гудение на низких нотах. Сухо и одновременно легко шумит высыхающий тростник по берегам лимана. Ивы тоже шумят, но их чудесные длинные живые листья-пальцы издают более мягкий и легкий шум. Роскошные кроны ив волнами полощатся на ветру. По тростнику и траве пробегают нескончаемые волны, как и по морю.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Станица Благовещенская - мои письма о море

Я море люблю с детства. Эта огромная соленая масса воды притягивает меня как магнит. Наверное мне лучше было бы родиться в эпоху великих географических открытий и пуститься в далекое плавание, повинуясь зову морских просторов. Но не мы выбираем времена, а они выбирают нас.