Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Фотография водопада Джур-Джур в КрымуВодопад Джур-Джур в окрестностях ФеодосииЕсли благодатная кромка Южнобережья, начиная от Симеиза и кончая Алуштой, была и до войны достаточно плотно насыщена оздоровительными учреждениями, то восточный берег оставался пустынным, по праву считаясь «курортной целиной».

Автору этих строк приходят на память довоенные впечатления от побережья восточного Крыма, каким оно было в то время. На добрую сотню километров береговой полосы вы могли встретить 5—6 небольших селений, то россыпью домиков перед самым галечным пляжем, почти безлюдным и в разгар сезона, то прячущимися в глубине долины, так что с берега и не увидать, что там где-то — деревня...

А в пространстве между селами — ни души. Тишина такая, что слышно, как с легким шелестом вдоль берега плывет небольшой косяк лобанов или кефали,— их рты и глаза движутся поверх воды, от стайки идет характерная, еле заметная рябь. Но вот босоногая фигура ловца с закатанными выше колен штанами замерла, уловив эту рябь; с плеча в руки переходит намет— круглая сеть со свинцовыми кольцами по радиусу — бросок! Сеть распласталась в воздухе и опустилась на рыбью стаю, свинцовые кольца уходят вниз, ловец стягивает сеть шнуром, вся стая уже в сетевом мешке, тяжелый этот улов с трудом выволакивается на галечный берег, и некому даже не то что остановить браконьера — увидеть некому...

Сейчас эти берега осваиваются: кемпинги, автостоянки, туристские базы, пионерские лагеря... Хорошее асфальтированное шоссе протянулось вдоль береговой кромки.

Феодосийское бюро путешествий и экскурсий предлагает, среди прочих, экскурсию к водопаду Джур-Джур. Давайте совершим это путешествие. Автобус пойдет по шоссе вдоль моря; благодаря этому мы сможем увидеть почти все побережье восточного Крыма и убедиться в переменах, о которых шла речь. Примечательные места на территории Большой Феодосии, которые привлекают к себе экскурсантов, почти все расположены вдоль избранного нами маршрута. Расстояние от Феодосии указано для каждого отдельного пункта. Таким образом, при желании можно посетить любой пункт отдельной экскурсией, в разное время, когда это окажется удобным.

Итак, мы в пути.

Первая наша остановка — в поселке городского типа Планерском. Он лежит у самого моря, в обрамлении живописных холмов и гор. Прежнее его название — Коктебель, что означает, по мнению ученых-тюркологов, «страна голубых вершин». На холме Тепсень (в конце улицы Айвазовского) находилось раннесредневековое поселение, разрушенное в X в. печенегами. Позднее, в XIII—XIV вв., жизнь здесь возобновилась, при поселении возник порт. В конце XVIII в., после присоединения Крыма к России, в Коктебеле обосновались болгары.

Чистый прозрачный «голубой» воздух, напоенный ароматом трав, отличные пляжи, длительный купальный сезон (июнь — середина октября) с давних пор привлекали сюда отдыхающих. Коктебель особенно популярен среди творческой интеллигенции: писателей, поэтов, художников,  ученых.

Впервые открыл целительные свойства курорта известный врач-окулист профессор Э. А. Юнге (1833—1898).

Он купил дикую Коктебельскую долину, мечтал превратить ее в курорт, но средств не хватило, пришлось часть земли распродать небольшими участками.

В начале XX в. в Коктебеле появились первые дачи. Одна из них — дом поэта, критика и художника М. А. Волошина. До сих пор бережно сохраняются его вещи, в первом этаже — выставка акварелей художника. Сейчас Дом поэта оказался на обширной территории Дома творчества писателей «Коктебель» с большим красивым парком, несколькими коттеджами, где созданы все условия для творческой работы.

С Планерским связана история отечественного планеризма. На горе Клементьева, которая находится неподалеку от поселка, в 20—30-е годы проводились всесоюзные соревнования планеристов. Здесь начинали свой путь в авиацию будущие генеральные конструкторы А. С. Яковлев, О. К. Антонов, С. В. Ильюшин. Отсюда лежала дорога к космическим кораблям тогда еще никому не известного юноши Сергея Королева. Именно в Коктебеле проводил он свои первые опыты, вынашивал идею планера с реактивным   двигателем.

В 1973 г. в Коктебеле состоялся всесоюзный слет в честь 50-летия советского планеризма. На соревнованиях, посвященных юбилею, был установлен новый мировой рекорд на время (почти 26 часов) и дальность полета (454 километра) радиоуправляемой модели планера.

На горе Клементьева высится памятный обелиск с настоящим планером. Планер конструкции О. К. Антонова есть и на территории турбазы «Приморье». На турбазе находится единственный в стране музей планеризма, открытый в 1971 г. на общественных началах.

Синева моря оттеняет неожиданные очертания гор, самая удивительная из которых — Кара-Даг. Фантастические нагромождения различных пород, слегка прикрытых осадочными отложениями, причудливой формы камни, цепляющиеся за них деревья и кустарники — таков Кара-Даг.

Особенно величав он со стороны моря. Поражает необыкновенное разнообразие форм выветривания. Подплывая к Кара-Дагу на прогулочном катере, вы можете увидеть замки со шпилями, причудливые башни, гигантских Короля и Королеву со Свитой, фигуры вымерших ящеров и канувших в прошлое динозавров и многое еще, в зависимости от вашего умения фантазировать.

Экскурсию по Кара-Дагу лучше совершать с инструктором по туризму — это далеко не безопасное путешествие.

Следующий пункт на нашем пути по дороге на Судак — поселок городского типа Щебетовка (27 километров от Феодосии).

Край славен своими виноградниками. Они — вокруг поселка, по обе стороны дороги от Феодосии на Судак, они в Отузской долине. «Как море определяет всю жизнь Коктебеля, так виноград задает тон Отузской долине»,— читаем мы в «Крымских очерках» С. Елпатьевского, написанных еще в начале нашего века. 

Поселок городского типа Судак (57 километров от Феодосии) вместе с расположенным по соседству селом Новый Свет территориально также входит в состав Большой Феодосии.

Судак расположен в живописной и широкой Судакской долине, на реке Суук-Су, располагает большим пляжем и другими ценными для курорта преимуществами.

Нельзя не упомянуть и знаменитую генуэзскую крепость. «Во всей Европе нет развалин живописней этих, никакие рейнские замки не сравнятся с ними»,— писал известный русский историк и публицист М. П. Погодин. Эту крепость видать издали, с моря и с сущи: она воздвигнута на небольшой округлой горе — древнем коралловом рифе. С юга и востока гора, а значит, и крепость неприступны из-за крутизны горных склонов, с запада можно одолеть гору с большим трудом, зато к северу идет длинный пологий спуск. Отсюда и попадают в крепость многочисленные туристы.

Крепость состоит из двух ярусов, наружного и внутреннего. Наружный — это оборонительная стена с четырнадцатью боевыми башнями. Второй ярус — цитадель, состоящая из большого замка (резиденция консулов) и башен, соединенных стеной, проходящей цо самому гребню горы.

Между внутренним и наружным огражденьем и помещался собственно город Сугдея, или Сурож (русское название Судака), он же генуэзская Солдайя. За пределами стен располагались городские предместья. Башни крепости во времена генуэзцев получали названия по имени консулов, при которых возводились: башня Якобо Тррселло, башня Пасквале Джудиче и т. д.

Так мы называем их и сегодня. В крепости ведутся реставрационные работы и археологические раскопки.

Новый Свет расположен в двух километрах от Судака, и туда лучше всего пойти пешком. Когда-то этот живописный уголок именовался даже — и не без оснований — Парадиз («рай»). Помните волошинское определение: «Новый Свет со своими разлитыми можжевельниками — извилистый и глубокий, как внутренность раковины...»? Кроме можжевельника, здесь растет знаменитая реликтовая сосна судакская, или Станкевича.

В Новом Свете находится завод шампанских вин, у которого давняя история. Его основателем был русский князь Л. С. Голицын (1845—1916), известный не только как прекрасный винодел и ценитель искусства, но и как тонкий знаток природы. Он сумел разгадать зависимость качества винограда от почвы, что дало ему возможность сказать однажды: «Кремнеземные почвы придают винограду нежность, деликатность, букет, глинистые — мягкость и полноту, известняковые — огонь».

В Новом Свете Голицын посадил 20 гектаров избранных европейских сортов винограда и начал первые опыты по шампанизации. Выпущенные им марки игристых столовых вин оказались по тем временам не хуже прославленных французских фирмы Редерер.

Если вы впервые в Новом Свете, то, конечно, сразу обратите внимание на своеобразное здание в стиле средневекового замка. Голицын построил его для служащих своего завода. Сам он жил в другом доме неподалеку. Дом сохранился и поныне. Уцелел и дом с открытой террасой, где был у Голицына художественный музей — редкое собрание старинного фаянса, фарфора, стекла,  украинской  керамики.

Голицын собрал и единственную в своем роде коллекцию европейских вин — около 32 тысяч бутылок. Ныне его коллекция, имеющая огромное научное значение, хранится в подвалах производственного объединения «Массандра».

У села всесоюзная, даже мировая известность — в нем один из лучших в стране заводов, производящих шампанские вина. Завод также носит название «Новый Свет». Выпускаемые им вина идут на экспорт.

Привлекательна местность и своим мягким климатом. Почти со всех сторон Новый Свет окружен горами, которые защищают от холодных ветров зимой и суховеев летом.

С вершины одной из них — Караул-Оба («сторожевая гора») — видны и село и все три ново-светские бухты. Горы весьма оригинальны. Сандык — гора голая, склоны Перчема покрыты растительностью. За Новым Светом видна гора Сокол, цвет которой меняется в зависимости от погоды: после дождя — фиолетовый, при солнце — белый.

Разглядывая Новый Свет с какой-нибудь из вершин, вы обратите внимание на своеобразные контуры побережья, удивительной формы мысы, похожие на допотопных чудищ.

Бухты Нового Света — удобные пляжи, лучший из них находится в Зеленой бухте. Вода здесь теплее, чем в Судаке. Почти у самого берега растут скумпия, можжевельник красный, держи-дерево, авраамово и кевовое деревья. На холме невдалеке — руины средневекового греческого храма.

Дорога из Судака ведет нас мимо совхоза с поэтическим названием «Долина роз». Эфирномасличный совхоз-завод выпускает высшие сорта розового и лавандового масла. Далее путь лежит в Кутлакскую котловину, на склонах которой расположилось село Веселое, затем, минуя гору Папая-Кая с мысом Ай-Фока, дорога пересекает долину реки Ворон. Здесь, в селе Ворон, в памятные грозные дни малых десантов в конце декабря 1941 г. трагически погибли семеро моряков. Сегодня стали известны имена героев: старшина Резников, краснофлотцы И. И. Авдиенко, С. П. Корукнн, Н. Котельников, Несгеренко, Псковцев, Ф. С. Ремень. Все семеро стояли насмерть и, не желая сдаваться в плен, сгорели заживо в подожженном фашистами доме.

На братской могиле моряков воздвигнут обелиск.

Немало еще таких обелисков встретится на нашем пути — на дорогах, на лесных полянах. Герои не умирают.

Через несколько километров пути вы попадаете в село Морское. Село это, как и многие другие в восточном Крыму, находится в долине с небольшой речкой. Вдоль речки Шелен и на берегу моря отдыхают летом в своих лагерях дети, спортсмены и туристы.

Шоссе спускается к морю и пересекает балку Чо-бан-Куле. Внизу на одинокой скале видны развалины башни, как полагают, генуэзской, но скорее всего более ранней: раскопками вскрыт подле нее крупный гончарный центр VIII—IX вв.

Далее дорога выходит к водоразделу рек Ускут и Арпа'т, откуда открывается вид на известняковые зубцы скалы Свидание. В погожий день просматриваются далеко на северо-западе контуры Караби-яйлы. На 89-м километре (по-прежнему считая расстояние от Феодосии) шоссе пересекает Ускутскую долину и реку Ускут. В глубине долины, в 5 километрах от берега, лежит Приветное — большое селение со столовыми и гостиницей. 

Это уже начинается территория Большой Алушты, где и расположен водопад Джур-Джур — конечная точка нашего путешествия. Автобус доставит вас в село Малореченское (112 километров от Феодосии). Отсюда надо пройти (или проехать автобусом) до села Генеральского — оно в 8 километрах от берега, в направлении нагорья Караби-яйла. Затем, равномерно поднимаясь, дорога (2 километра) приведет вас в ущелье Хапхал. Здесь лес посторонится и освободит место для водопада.

Высота ею, как пишут обычно в путеводителях, двенадцать метров. Но часть пути он как бы сбегает, повторяя округлость валуна:

Слетев, продолжает цепляться, согласно с наклоном скалы, вскипает, но медлит сорваться, в своей же исчезнуть пыли.

Сорвавшись, вода разбивается в мельчайшие брызги, и солнечный луч, пробившись косо сквозь обступившие деревья, зажигает у подножия водопада маленькую яркую радугу.

В ущелье Хапхал бежит речка Восточный Улу-Узень, вдоль нее тропа, петляющая меж валунов. По пути увидим еще несколько маленьких водопадиков. Вообще же путь к водопаду и выше необычайно живописен. В лесу встречаются огромные деревья грецких орехов, одичавшие груши, яблони, множество кустов шиповника и боярышника, на полянах — мята, зверобой, заросли крапивы, целые семейства молочая и одуванчика.

Теперь пора и в обратный путь. Снова подъезжаем к поселку Судак. Вернуться в Феодосию можно, несколько изменив маршрут: от Судака проехать через села Лесное и Грушевку в город Старый Крым — по живописной горно-лесной местности. Есть и другой вариант: доехать автобусом до Планерского, а лучше до Щебетовки, и оттуда пройти в Старый Крым пешком через горы по так называемой «земской дороге» — это километров двенадцать.

Некогда ходил по ней в гости к Волошину А. С. Грин. Дорога эта, надо сказать, нелегкая. Грин рассказал о ней в письме к И. А. Новикову. Нездоровье и настроение автора чувствуются в нескольких строчках пейзажа — очень своеобразная и очень «гриновская» зарисовка: «Я шел через Амеретскую долину, диким и живописным путем, но есть что-то недоброе, злое в здешних горах, — отравленная пустынная красота. Я вышел на многоверстое сухое болото; под растрескавшейся почвой кричали лягушки; тропа шла вдоль глубокого каньона с отвесными стенами. Духи гор показывались то в виде камня странной формы, то деревом, то рисунком тропы. Назад я вернулся по шоссе, сделав 31 версту. Очень устал и понял, что я больше не путешественник, по крайней мере —  один...».

Но Старый Крым Грину очень понравился, и сам городок, и окрестности с ореховыми рощами, с ключами, бьющими из земли, с лесом на горе Агармыш, с лесистыми горами на юге.

На окраине городка можно видеть темные купы ничейных грецких орехов вперемежку с бледной сквозистой зеленью старых верб — издали они кажутся клубами желто-зеленого дыма,— над ними волнуется парочка тополей... Они еще помнят Грина.

В прошлом Старый Крым носил название Солхат. Он был резиденцией наместника золотоордынского хана, центром торговли, в том числе и невольниками. 

Старый Крым славится своим прекрасным климатом. Здесь воздух чистый, лесной, целебный для больных туберкулезом и страдающих заболеваниями дыхательных путей.

К югу от Старого Крыма среди дубового и грабово-дубового леса текут небольшие речки и ручьи с прозрачной водой, образуя водопады и пороги.

Если идти через лес на юго-запад, то узкая проселочная дорога (4 километра) приведет к средневековому монастырю Сурб-Хач («святой крест»). Его живописные развалины со всех сторон окружены зарослями бузины, одичавшими фруктовыми деревьями. Есть ключи с питьевой водой. Памятник архитектуры охраняется законом.

В Старом Крыму стоит также осмотреть мечеть Узбека (1314 г.), предполагаемое здание медресе (духовного училища) XIV в. и остатки стен караван-сарая.

У въезда в город со стороны Феодосии под сенью больших акаций находится скромный мемориал с обелиском в честь освобождения Старого Крыма от фашистских захватчиков. Есть в городе и его окрестностях и другие памятники: первому председателю Старокрымского райисполкома Гавриилу Дмитриевичу Стамову (1885—1923), зверски убитому белогвардейцами, советским воинам и партизанам Великой Отечественной.

На улице Карла Либкнехта, 56, находится домик, в котором прожил последний месяц своей жизни А. С. Грин. Здесь сейчас мемориальный музей — филиал феодосийского.

На городском кладбище — могила писателя. Ограда и деревце в ней — алыча — почти всегда разубраны красными пионерскими галстуками, вымпелами и другими похожими свидетельствами прочного, искреннего признания.

На холме, выше кладбища, поклонники творчества великого романтика грудой камней обозначили место, где, по их мнению, должен быть установлен памятник Грину. Ежегодно 23 августа, в день рождения писателя, здесь развевается Алый парус. Его приносят с собой студенты Москвы, Ленинграда, Киева. Это стало традицией.

В Феодосию можно вернуться по шоссе Симферополь—Феодосия. Полчаса — и вы снова в городе двадцати пяти веков.

 

Если у вас есть, что добавить по теме, или остались вопросы, добро пожаловать в комментарии!