Феодосия - город у Лукоморья

Фотография Феодосийской бухты

Над Карантина мглистой арабеской окаменелость башни генуэзской...

Феодосийская бухта выгнулась в форме лука. Выйдешь к морю где-нибудь у переезда, напротив картинной галереи Айвазовского, и откроется взгляду вся береговая линия с ее пляжами и санаториями.

Феодосийской бухты ширина,

с дугой береговою постепенной,

и пониженье медленное дна,

и длинная, в пять-шесть рядов, волна,

во всю длину прочерченная пеной...

Фотография Феодосийской бухты вечеромФеодосийское побережье в форме лука наводит на мысль о некоем сказочном Лукоморье. Изгиб сегодняшнего берега в точности повторен стальными рельсами железной дороги, проведенной еще в прошлом веке, так что при свежем ветре брызги от волн достигают окон пассажирских вагонов, и тут же за рельсами пунктирно идет дорога — то асфальтовой набережной, то улицей, то отрезком бетонированного шоссе, а далее на окраине — немощеным проселком.

Таким, в три выгнутых параллельных линии — асфальтовой, стальной, песчаной,— видится сегодня с суши феодосийское Лукоморье, в своем роде единственное.

Есть еще кусок побережья, которого не разглядеть даже с причала для прогулочных катеров. Поезжайте автобусом на Карантин, до конечной остановки, и оттуда спуститесь к морю. Вы попадете в самую «феодосийскую» часть Феодосии, с беленными известью каменными оградами дворов, с крутыми спусками и подъемами, с неожиданными обнажениями горных пород, с оврагами и холмами — камень, камень, камень...

Улица, даже и немощеная, не держит дождевых луж, настолько вся она нашпигована камнем, поката, да и лежит на каменном основании.

Карантинный холм... Мало воды — мало и зелени. Впрочем, жители, помогая перегруженному в летние месяцы водопроводу, устраивают во дворах водохранилища. Конечно, вместо древних «цистерн», выложенных из камня-дикаря, или глиняных пифосов теперь можно увидеть бетонированный бассейн, а то и сварную емкость из толстого листового железа.

Спускайтесь к морю по улочке, изогнутой сразу в трех измерениях: она скользит вниз, забирает вправо-влево и даже накреняется из стороны в сторону, как палуба корабля при бортовой качке,— такие зигзаги диктует ей здешний рельеф.

Вы находитесь на территории античной Феодосии, она же — средневековая Кафа. Слева, на возвышении, тянется стена времен генуэзцев, с грозными башнями, справа — часть стены, а в пространстве между ними затерян серый каменный купол церквушки Иоанна Предтечи. Можно разглядеть еще несколько древних строений: церкви XIV в. Иоанна Богослова, св. Георгия, св. Стефана, с прекрасными фресками, кстати сказать, заслуживающими, с точки зрения охраны и защиты от капризов погоды, лучшего к себе отношения.

На берегу высится генуэзская Доковая башня. Рядом с нею когда-то располагался феодосийский рыбоколхоз с поэтическим названием «Волна революции». Здесь было его хозяйство: рассыпанные по каменистому берегу сети, навесы, бочки, чернеют осмоленными днищами низкобортные суденышки — байды, недалеко в море приплясывают на своих якорях ярко-зеленые рыбацкие  мотофелюги.

За железными (под замком) воротами Доковой башни хранится бочкотара для засолки рыбы. Рядом с башней можно увидеть старого рыбака. Сидит против солнца, покуривает. Флотская тельняшка с закатанными рукавами, медный загар на груди и предплечье, плоская лихая кепчонка, рядом на земле просушиваются высокие рыбацкие сапоги — весь его облик дышит экзотикой гриновского капитана Дюка или Штурмана четырех ветров...

Возле конторки рыбоколхоза, напротив, все говорит о современности: плакаты на стенах, телефон, а чуть пониже, на пятачке у дороги,— несколько легковых автомобилей. Невдалеке лежит свежеосмоленный брус длиною метров пятнадцать — киль ремонтируемой фелюги. Тут же, во дворе мастерских, уже целый остов рыбацкого судна белеет деревянными ребрами — шпангоутами...

Летнее солнце печет нещадно, но ветерок с моря свеж, порывист. Здешний берег и теперь еще зовут, по традиции, Чумкой. Есть и мыс Чумной — отголосок давнишних эпидемий, из-за которых и пришлось тогда строить Карантин. Отсюда, с Чумки, феодосийское Лукоморье видится по-другому. Воздух прозрачен, и поэтому дальние берега, вплоть до самого поселка Приморского, проступают отчетливо, так что Феодосийская бухта кажется узким заливом, зажатым между двумя полосками суши.

С юго-западной стороны, начиная от мыса Ильи, тянутся невысокие, поросшие скромным леском горы Тепе-Оба. Это — последняя гряда Крымских гор. Постепенно снижаясь, Тепе-Оба  переходит  в  плоскую степь с извечной пыльной полынью, свежей зеленью виноградников, ярко-синими островками медоносной травы — фацелии, с баштанами и хлебами вокруг сохранившихся там и сям скифских курганов.

Такова Феодосия с ее, так сказать, внешней, видовой стороны. Средневековье генуэзских башен соседствует с современностью новых жилых микрорайонов, с новым двенадцатиэтажным пансионатом на самом берегу моря, с приветливыми нарядными корпусами санаториев и домов отдыха... Сегодняшний поэт, житель и патриот своей Феодосии, нашел ей такое сравнение: ...весь город лежит, как монета старинная, часть которой блестит, отшлифована ливнями, а другая темна и немного тревожна, и черты ее нам разглядеть невозможно.

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна

Фотография хребта Кара-Даг с моряПрежде чем рассказать о некоторых особенностях здешней природы, приведем описание местности, сделанное в свое время художником и поэтом Максимилианом Волошиным. «Ни в одной стране Европы,— утверждал он,— не встретить такого количества пейзажей, разнообразных по духу и по стилю и так тесно сосредоточенных на малом пространстве земли, как в Крыму. Даже в Греции не найдешь такой сжатости».

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Фотография серьги из Феодосии IV века до нашей эры, которая хранится в ЭрмитажеСреди летних гостей Феодосии непременно окажутся и такие, кого можно назвать «основателями городов»,— например, города Навои, которому от роду лет пятнадцать. Такой приезжий, наверно, будет особенно поражен огромностью цифры «2500», повторяющейся в оформлении сувениров и экскурсионных плакатов. 25 веков — это возраст Феодосии.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Фотография генуэзской крепости XIII - XIV веков в ФеодосииВизантийский император X в. Константин Багрянородный, склонный более к занятиям литературой, чем к войнам, сообщает в своем сочинении о некоей («так называемой») Кафе. Это первое упоминание о Феодосии под новым ее именем, происхождение которого загадочно.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Картина на тему русско-турецкой войны 1768—1774 годовМоре Черное... По-разному величали его народы в давние времена. Неполный перечень этих названий окажется гораздо богаче, нежели мы сегодня могли бы предположить. Сама история если и не прослеживается на всем протяжении смыслом этих названий, то все же отмечена ими и оживает в них. Топонимика Черного моря — вот она, не бесспорная в частностях, богатая, хотя и, повторяем, неполная, в самом сжатом перечислении.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Фотография водопада Джур-Джур в КрымуЕсли благодатная кромка Южнобережья, начиная от Симеиза и кончая Алуштой, была и до войны достаточно плотно насыщена оздоровительными учреждениями, то восточный берег оставался пустынным, по праву считаясь «курортной целиной».

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Фотография картины И. К. Айвазовского Феодосия. Закат солнца. 1865.Художники-«киммерийцы» — столь значительное явление феодосийской культуры, что нельзя не коснуться, хотя бы в общих чертах, жизненного и творческого пути каждого из них. Одновременно это будет экскурсией по экспозиционным залам и фондам Феодосийской картинной галереи им. Айвазовского, в которой трудами энтузиастов и патриотов города собрана за многие годы самая представительная коллекция работ «киммерийцев».

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Фотография Александра Степановича ГринаНе только художники оставили свое имя в истории Феодосии. В разное время звучали здесь имена поэтов, писателей. Уж так получилось, что, в отличие от живописцев, художники слова бывали в Феодосии либо проездом, либо останавливались на короткое время в гостях у знакомых. Пожалуй, один лишь Александр Степанович Грин, фантаст и романтик, являет собой исключение: он приехал в Феодосию на постоянное жительство и прожил здесь более шести лет.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Фотография крейсера Красный КавказНа этой странице приведены некоторые документальные свидетельства и отрывки из художественных произведений, рассказывающие о разных периодах истории феодосийской земли с начала XX века.