Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Картина на тему русско-турецкой войны 1768—1774 годовКартина на тему русско-турецкой войны 1768—1774 годовМоре Черное... По-разному величали его народы в давние времена. Неполный перечень этих названий окажется гораздо богаче, нежели мы сегодня могли бы предположить. Сама история если и не прослеживается на всем протяжении смыслом этих названий, то все же отмечена ими и оживает в них. Топонимика Черного моря — вот она, не бесспорная в частностях, богатая, хотя и, повторяем, неполная, в самом сжатом перечислении.

В первооснове предполагают древнеиранское слово «ашхайна», что значит «темное». Возможно, эллины времен аргонавтов переиначили это в «Аксейнос», то есть «Негостеприимное». Итак — Понт Аксинский («море Негостеприимное»), Понт Евксинский («море Гостеприимное»), у некоторых греческих авторов — Понтос Мелас («море Черное»), далее известны названия Киммерийское, Скифское море, Сарматское (в первые века н. э.), с IX в. — Русское...

В «Летописи временных лет» встречаем Понецкое море (от слова «Понт»—море), позже — Понтическое или Понтийское. В XIV в.— Сурожское. и снова — Черное...

Со времен Киевской Руси, через все средневековье, вплоть до начала нового времени, Черное море было театром военных действий, ареной ожесточенной борьбы Русского государства за свою безопасность, за выход к естественным морским рубежам.

Мы уже знаем, что представляли собой турецкая Кефе и Крымское ханство. Набеги крымцев на Русь и другие народы заходили так далеко, что хан Девлет-Гирей, например, смог в 1571 г. дойти до Москвы и даже сжечь ее (уцелел только Кремль).

Началась многовековая борьба России с Гиреями, осложненная, как свидетельствует история, многими другими войнами. Запорожские казаки также не оставались в долгу у крымцев и время от времени совершали рейды на полуостров. Так, в 1616 г. под началом гетмана Петра Сагайдачного они на своих челнах-чайках подошли к башням Кефе, осадили крепость, взяли ее и перетопили в порту множество турецких судов, освобождая невольников.

В 1628 г. запорожцы снова, уже с гетманом Михаилом Дорошенко, прорвались на полуостров и осадили Кефе. Известен также геройский поход кошевого атамана Ивана Сирко. Форсировав Сиваш с 20-тысячным отрядом запорожцев, он взял Кефе, разбил флот султана и освободил множество русских и украинцев из турецкого рабства.

Окончательное освобождение Крыма от власти турок приходится на вторую половину XVIII в. В результате русско-турецкой войны 1768—1774 гг., с которой связаны имена фельдмаршала Румянцева, молодых тогда полководцев Суворова и Кутузова, адмирала Ушакова, а также после сложной дипломатической борьбы, царица подписала рескрипт, которым объявлялось, что Крым принят «под державу Всероссийскую».

Была создана сперва Таврическая область, потом — губерния с делением на уезды.

Первый генерал-губернатор Новороссии, в которую входила и Таврида, Григорий Потемкин организовал путешествие Екатерины II «в полуденные страны». С огромной свитой царица объездила Крым, побывала и в Кефе, вернув ей древнее имя. Отныне Феодосия становится уездным городом. Здесь по распоряжению Потемкина был открыт монетный двор, на котором чеканили (правда, непродолжительное время) монеты с вензелем царицы «Е. II» и буквами «ТМ», что означало «таврическая монета».

Но в общем Феодосия оставалась в самом плачевном состоянии, неся на себе следы разрушительных войн и прекратившейся торговли со странами Средиземноморья. Даже в 1804 г. в повелении тогдашнего градоначальника можно прочесть такое: «По разоренному положению Феодосии обратить главное попечение на то, чтобы прежде всего очистить, так сказать, сие место от громад и развалин, коими оно покрыто...». Часть камня с генуэзских крепостных стен пошло на постройку Карантина и казарм для гарнизона.

В 1798 г. городу пожалован статус «порто-франко», что освобождало его от всех пошлин на ввоз и вывоз товаров. Кроме того, на восстановление Феодосии предполагалось использовать доходы от винных и соляных промыслов. Правда, четверть века спустя, когда в городе побывал А. С. Грибоедов, он так изложил свои впечатления: «...чудная смесь вековых стен прежней Кафы и наших однодневных мазанок... Ни одного здания не уцелело, ни одного участка древнего города не взрытого, не перекопанного».

Все же статус «порто-франко» благотворно сказался на морской торговле. Крепнущие связи со странами Средиземноморья требовали расширения и модернизации морского порта, который, однако, был закончен постройкой лишь к 1895 г.

Во время своих скитаний   по России побывал на строительстве феодосийского мола Максим Горький. Он был свидетелем бесчеловечной эксплуатации строителей и рабочих порта, о чем поведал позднее в рассказах «Мой спутник»  и «Коновалов».

Строительство феодосийской железной дороги (отличная тема для отдельного повествования) сопровождалось разного рода интригами и непредвиденными задержками. Ветка Джанкой — Феодосия открылась в 1892 г. Росла промышленность. Характер этого роста понятен хотя бы из следующего сопоставления: в городе дымят более двух десятков фабрик и заводов, а на весь город только одна городская больница... Эпидемии, полуголодная жизнь, жандармы... На табачной фабрике Стамболи задешево работают дети, мизерна оплата труда и взрослых рабочих.

Все свойства преисподней налицо, Стамболи высшей власти преисполнен. Желть табака ложится на лицо, и пыль висит, как дым над преисподней. Колодец-двор. Отчаянная стачка, Хозяйский гнев, хозяйская подачка, Сознанье, усыпленное легко. Еще до революций далеко.

 

Если у вас есть, что добавить по теме, или остались вопросы, добро пожаловать в комментарии!